Amateur Pro (Аматёр Про) (amateur_pro) wrote,
Amateur Pro (Аматёр Про)
amateur_pro

Category:

группа "Аэропорт", часть 2-я: Интервью с руководителем группы и непубликовавшиеся ранее записи.

После публикации об одном из самых прогрессивных и неординарных и, как это чаще всего и бывает, одном из самых незаслуженно забытых музыкальных поп-коллективов нашей самодеятельной сцены - московской группе "Аэропорт" - с нами связался бывший музыкальный и художественный руководитель ансамбля - Владимир Чеджемов. 
Из его эксклюзивного интервью для нашего сайта amateur-pro.livejournal.com мы впервые, спустя десятилетия, наконец узнаём историю творческой жизни самодеятельной группы музыкально-технических энтузиастов, полное название которой звучит:
ЛКМ (Лаборатория Компьютерной Музыки) "Аэропорт".

С Владимиром Чеджемовым (В.Ч.) беседует Sierra-Leone (S.L.)

S
.L.: Итак, как же всё начиналось и развивалось?

В.Ч.: Два студента МИФИ с паралельных групп одного факультета случайно пересеклись на "картошке" (в те времена все ездили осенью вместе с преподами на её уборку). Было это году в 1973-м, кажется на 3-ем или 4-м курсе.

В. Чеджемов и В. Борсук
Парень из параллельной группы Владимир Борсук сидел у костра, играл на гитаре и пел Битлов, а мне стало интересно - я тоже осваивал гитару - ну мы и попели в два голоса. А в Москву вернулись с твёрдым намерением собрать группу.
Собрали. И назвали "Глаза". Базировались в разных местах - институт ЦИТО, фабрика им. Сакко и Ванцетти и т.п. Состав постоянно менялся, так как у нас играли и пели не профи - кто-то не мог, кто-то женился и жена была против и т.д. И вот так, скитаясь по углам, репетируя, и играя в кинотеатрах перед началом фильмов, добрались до завода "Скорость" (авиазавод у станции метро "Аэропорт"). Нам дали подвал, "Икарус" для выезда на мероприятия завода, и мы переименовались в "Аэропорт". Начал складываться постоянный коллектив, но инструментов особых не было, только гитары и магазинный электроорган "Юность". 

А я решил сделать не просто группу "Аэропорт", но "ЛКМ Аэропорт", то есть Лабораторию Компьютерной Музыки "Аэропорт", и мы стали создавать самодеятельные инструменты - синтезаторы, секвенсеры, арпеджиаторы... Было это году в 1978-79. 
Мы написали несколько композиций на наших новых инструментах и с ними стали участвовать в конкурсах художественной самодеятельности. Вот в это время у нас и сложился свой, вот этот "аэропортовский стиль".
За многочисленные победы в этих конкурсах нас неоднократно награждали различными грамотами, затем наградили поездкой на Агитпоезде ЦК ВЛКСМ по Нечерноземью, для чего освободили всех на это время от работы, и там мы "оторвались" - играли в сельских ДК и клубах сверхмодное тогда диско нашего сочинения на синтезаторах,

 после возвращения стали выступать и в Москве, на разных мероприятиях, в ЦПКиО, в фойе Кремлевского дворца. Однажды я придумал такой "финт" - каждый из нас подал заявку на участие в конкурсе самодеятельности того района города, где жил. Таким образом мы получили больше возможностей выступить, "сыграться", кроме того мы хотели и сравниться с другими музыкантами. Во всех районах мы победили и вышли в финал сразу от 8-ми районов!
На московском городском конкурсе мы исполняли трилогию "1. Лавка дядюшки Сэма, 2. Компьютерный разум, 3. Мир-это мы " - вторая вещь была весьма необычна для того времени. (Года 3 назад я ее услышал почти один в один в исполнении Ace of Base - Cruel summer, кажется. Скорее всего это совпадение..., а с другой стороны - может быть мы просто преждевременно вынесли в народ результаты своих экспериментов.)
И вот в  результате мы обкатали несколько программ, и тогда-то я и решил попробовать писаться на репетициях. Было это в 1984-м году. Я решил поставить эксперимент, провести что-то типа опроса. Для этого мы в черновом виде  на одной из репетиций записали те песни, что были включены тогда в нашу программу, далеко не все, а только те, которые исполнялись нашими вокалистами на данный момент. Это не было ни концептуальным альбомом, ни даже чистовой записью - просто репетиция, поэтому на записи столько "лажи". Записали на простой катушечный магнитофон, затем на двухкассетнике скопировали на 10 кассет и раздали всем участникам, с просьбой показать друзьям и знакомым, чтобы те прослушали и вернули с пометками "эта песня нравится, эта - нет". Вернулась только одна кассета!
Про эксперимент я на какое-то время забыл - были другие проблемы, а потом вдруг оказалось, что "нас" продают в киосках! Я и обрадовался и испугался. Ведь как раз в то время это всё не поощрялось. И вообще я не планировал пускать музыку в народ - рано было, да и требовалось для этого специальное разрешение.
Но после тех кассет вдруг стали о нас говорить, пригласили сняться в на ЦТ в программах "Мир и молодежь" и "До 16-ти и старше". А после передач повалили письма, писем было много - со всего СССР. Ведь в передачах мы рассказали о своих инструментах - самодельных синтезаторах, и многие захотели спаять такие же. Мы рассылали схемы: ребята отвечали на письма, а я размножал схемы (о них подробнее см. ниже, S.L.), я даже хотел эти схемы нашим промышленникам подарить, - не взяли, сказали, что у них свои есть.
В то же время нас переманили с завода "Скорость" в "Театр-студию на Красной Пресне", там мы стали базироваться под названием просто "ЛКМ". Мы стали меньше выступать, но зато много писать музыки "на заказ". Бесплатно.
Про нас стали появляться статьи в газетах "Комсомольская правда", "Московский комсомолец". Сначала только хвалительные, а потом вдруг и ругательные. Когда наши записи появились в киосках, так совпало, что  как раз кто-то в какой-то газете писал статью про "не ту музыку", зашёл в первый попавшийся киоск и списал названия всех, кто продавался на "левых" кассетах - ну Зоопарки всякие, .... и Аэропорт. Ну, и не слушая, оптом всех поругал. Статья была явно заказная. Позже были снова положительные статьи.

S.L.: А в "пресловутые чёрные" списки вас не вносили ведь?

В.Ч.: Нет. Потому, что у нас почти все тексты были залитованы, и уже стали появляться официальные награды. А вот Троицкий нас обругал за музыку. Дословно: "такую музыку компьютер напишет без труда".

S.L.: Кстати, Владимир, работая по основной специальности физиком, закончив технический ВУЗ, музыку-то где научился писать? Самостоятельно, по ходу игры в ансамбле, или и до этого какое-то образование было?

В.Ч.: У меня музшкола по скрипке, 7 лет, потом в МИФИ-ческом хоре пел - хорошая практика, но гитару, конечно, сам осваивал.

Начинали с В. Борсуком, но он не лидер по природе, поэтому я им стал автоматически. Борсук был самоучкой, и все остальные, кто у нас играл - самоучки, ни одного профи никогда не было. Зато мы познакомились со многими профи - композиторами, исполнителями, когда вместе в концертах играли, от Шаинского до "Воскресенья", мне Ираклий Гобели (композитор) предлагал вступить в Союз Композиторов СССР, но я отказался - это было бы смешно, я - в Союзе, а Антонов - нет, и вообще, музыка для меня не работа, а удовольствие, никогда ею не зарабатывал (курсив мой, S.L.)... вернее пару раз, уже гораздо позже, когда для Радио Максимум и для ТВ писал заставки.

S.L.: Значит что же , вообще не существует "настоящих" записей "Аэропорта"? Не репетиционных, а готовых, чистовых? Вы разве не понимали, что делаете уникальную музыку, и что её надо сохранить, выпустить и т.п. ?

В.Ч.: Мне постоянно не нравилось. Не музыка, а ее исполнение. Мы же не были профессионалами, поэтому много "лаж" было. Я всё надеялся сначала их вычистить, а потом уже писаться, но так время и не находилось - всё новые и новые эксперименты ставил.
Да и задачи не было выпустить альбом. Потому что официально бы не разрешили, а неофициально я не хотел (я был членом Партии).

S.L.: Как не разрешили бы? Ведь тексты - превосходные! Никакой ущербности и диссидентства, а как раз наоборот. Почему??

В.Ч.: Это отдельный разговор. Вот сидит в Отделе Культуры какая-то девочка лет 20-ти, выпускница библиотечного техникума, например, и говорит, что у нас мол можно выпускать записи только официальным композиторам, а вы - самодеятельность.
Но нас выпустили однажды в "Кругозоре" (был такой журнал с пластинкой), и то - только инструменталки, а слова для пластинки литовать была та же "песня", типа "вы не профессиональные поэты".

S.L.: Так вот тут как раз бы и пригодилось то предложение о вступлении в Союз Композиторов!

В.Ч.: Дураком был, как говорила моя жена. Тогда, как и сейчас, многое по блату делалось, взаправду могли принять бы.
Хорошо, что мы повстречали в Доме Самодеятельного Творчества Павла Луцкера, он литовал там тексты. Ему мы понравились. Кстати, он помог во многом и другим, но это было уже в разгар перестройки, когда в Доме Самодеятельного Творчества устраивались прослушивания Агузаровой, Мамонова и др.

S.L.: А в "Кругозоре" - это в каком году было? Вы там были под именем "Аэропорт" ? Что это были за композиции?

В.Ч.: Да, как  "Аэропорт". Это были четыре инструменталки. "Нецке", "Игрушка", и еще две какие-то... не помню уже. Да и точно год и номер не вспомню уже... я даже не смог себе его купить, мне его давали послушать - дефицит!

S.L.: Теперь осветим состав участников "ЛКМ Аэропорт".

В.Ч.: Состав часто менялся. Вокалисты сменялись чаще всего, Александр Иванов был последним из них. Он, после того, как мы получили звание лауреатов на Московском городском конкурсе, ушёл профессинально заниматься музыкой в "Рондо". А мы, остальные, не захотели никуда уходить, так как своя (немузыкальная) работа нравилась.
Чаще всего состав был такой:
Владимир Чеджемов: соло-гитара, или синтезатор
Владимир Борсук: ритм-гитара, или бас
Виктор Григорьев: полисинтезатор
Александр Войнов: секвенсер-синтезатор
Михаил Кафиатуллин: арпеджиатор-синтезатор
Александр Зелинский: электронные ударные
Александр Иванов: вокал
Владимир Чистяков: вокал
Сергей Кузнецов: вокал
Сергей Дегтярёв: бас
Геннадий Перелыгин: бас

S.L.: А кто поёт великолепным классическим вокалом песню "Дом"?

В.Ч.: Это Али Ибрагимов - сейчас заслуженный артист России, режиссёр и актёр Детского музыкального театра. Это был эксперимент - он спел с нами "Дом" и 4 "желтые баллады" (по Лорке), по балладам он даже мини-спектакль сделал.


В.Григорьев, А.Войнов, А.Иванов, А.Зелинский, В.Чеджемов

S.L.: Кто в "Аэропорте" был автором музыки и текстов?

В.Ч. Авторами музыки можно считать всех. У нас было коллективное творчество. Ну, конечно основную тему кто-то один придумывал, но аранжировку сообща делали - я, Борсук, Григорьев, Войнов, Кафиятуллин, даже Иванов. Просто ребят я в группу набирал по принципу - неважно, профи ты или нет, но чтоб "горели", ну или "светились" изнутри, чтоб творчество любили, и делал всё, чтобы не зажать их творчество.
Тексты писали: сначала я и В. Борсук, потом в основном - В. Григорьев. Обычно я приносил музыкальную идею (мотив, наброски), и чуть слов, а потом ребята дописывали, но Витя Григорьев часто приносил всё готовое - и музыку и слова. У него много песен было, но мы не все пели, потому что он тяготел к року, а я - к электропопу, мне нравился тогда Крафтверк, ну и Битлы, конечно.


В.Чеджемов, В.Григорьев

S.L.: Кто же всё же за какую песню ответственен в вашем легендарном "неальбоме"? Давайте разберём.

В.Ч.: (вспоминает при телефонном участии В. Григорьева)
1. Лавка дядюшки Сэма (слова и муз. В. Григорьева)
2. Дисплей (муз. В. Чеджемова, слова В. Борсука)
3. Деление на ноль (муз. В. Чеджемов, слова В. Григорьев и А. Иванов)
4. Взрослые дети (муз. В. Чеджемов, слова В. Григорьев)
5. Хобби (слова и муз. В. Григорьева)
6. А вы? (муз. В. Чеджемова, слова В. Григорьев)
7. Дом (муз. В. Чеджемов слова В. Григорьев)
8. Силуэт (муз. А. Иванов и В. Григорьев, слова В. Григорьев)
9. Вопросы (слова и муз. В. Григорьева)

S.L.: Песню "Силуэт" Иванов ведь унёс с собой, и позже пел её и в "Кратере" и, по-моему, в "Рондо", но впервые она стала популярна именно в исполнении "Аэропорта". 
Хорошо. А кем работали и работают музыканты ЛКМ в своей "основной" жизни?

В.Ч.: Я и Борсук тогда работали учёными-физиками, остальные были - рабочие, студенты и т.д. Я не пошел в профессиональное музицирование по двум причинам: во-первых мне нравилась моя основная работа, во-вторых - чтобы музыкально ни от кого не зависеть. Сейчас я руковожу отделом сервиса цифрового оборудования на ТВ, Володя Борсук работает консультантом в частной иностранной компании, остальные - не знаю кем и где. У меня своя домашняя студия, но работаю в ней я один, а Володя Борсук в свободное время играет на гитаре, дома в основном, подбирает интересные гитарные аранжировки. Вместе не играем по причине отсутствия достаточного количества свободного времени. Войнов Саша сейчас пишет рекламные ролики - у него своя студия.

S.L.: Вернёмся в начало 80-х. В те годы у нас в стране кроме "Аэропорта" кто ещё звучал так современно и высокотехнологично? Пожалуй, "Примус", да и только. Кстати, вы с ними как-то общались или сталкивались?

В.Ч.: Да, "Примус" мне нравился, но мы не общались. У нас были самодельные инструменты, поэтому мне казалось, что примусовская "фирма" звучит лучше. Например, для барабанов звуки писались в память (цифровую, S.L.), которая была в страшном дефиците, нам приходилось использовать аналоговую технику.

S.L.: Перейдём наконец, и подробно остановимся на теме синтезаторов. Самодельных синтезаторов, являющихся главной изюминкой, главной солью, главным ноу-хау, как бы ещё назвать, группы "Лаборатория Компьютерной Музыки "Аэропорт". В те годы многие и многие у нас в стране да и за рубежом создавали себе музыкальные инструменты сами, изготавливали процессоры, примочки. Но как правило, это были дополнительные и незначительные приборы и приборчики, типа смастерить самому для гитары "фузз", или спаять усилитель. Но сочинить, то есть практически изобрести, разработать и изготовить, ориентируясь на собственные звуковые запросы, целый ряд сложных синтезаторов, отвечающих на тот момент (конец 70-х, начало 80-х) современным требованиям к аппаратуре - не только аналоговых, но и цифровых, секвенсоры, арпеджиаторы, электронные ударные, на это оказалась способна только группа "Аэропорт", и персонально - Владимир Чеджемов.
Во всей мировой истории современной музыки найдётся весьма немного примеров аналогичного музтехнотворчества, когда, сообразуясь с понятиями того, какой звук желаем, и какие операции с ним хотелось бы производить, под эти образы кустарным образом мастерится или заказывается электронная аппаратура, зачастую просто уникальная в своём роде. В памяти всплывают такие имена, как Bruce Haack, TONTO's Expanding Head Band. Но что же было у "Аэропорта" ? 
     

В.Ч.: Схемы разрабатывались самостоятельно, мною. Платы травил и паял тоже я, корпуса делали ребята по моим чертежам. Было изготовлено:
1. двойной синтезатор (левая секция - поли, правая - моно) с отдельным секвенсером на 16 нот
2. синтезатор с арпеджиатором
3. электропиано
4. электронные ударные (2 шт.)
5. микшер
6. генератор эффектов
7. мини-синтезатор
Мы начали испытывать собранное на концертах. Была только одна "лажа" всего этого - ненадёжность, так как много было "соплей" (т.е. висящих проводов, непрочно припаянных контактов и т.п., S.L.), но со временем все "притёрлось".
Мы создавали не сразу, постепенно, - сначала ударник электронный, потому что у нас с живыми барабанщиками был напряг, а потом настолько привыкли к электронным барабанам, что Витя Григорьев (барабанщик) перешёл играть на синтезатор.


S.L.: Что натолкнуло на мысль делать синтезаторы самим? И почему синтезаторы, а не как все - гитары и примочки?

В.Ч.: Усилители мы тоже делали, Григорьев делал гитары. А я люблю электронику.
А вообще причина простая - "настоящие" зарубежные синтезаторы стоили дороже "Жигулей", денег не было, а хотелось (не денег). И потом здесь соединились оба моих хобби, мои любимые электроника и музыка.

S.L.: Сами, как бы выразиться, "образы синтезаторов", то что должно получиться, брали откуда-то? Были какие-то схемы-образцы "настоящих" аппаратов, или что-то подобное?

В.Ч.: Крохи, совсем немного. Я, бывало, сидел в ГПНТБ и "Ленинке", патентной библиотеке, смотрел патенты в иностранных журналах. В журнале "Радио" такого не было, тема акустики ведь вообще была закрыта (подводные лодки!). В немецких, английских, чешских, венгерских и японских журналах. Книги тоже иногда попадались, и много реферативных журналов, патенты по электронике. В основном там были схемы Муга, аналоговые, но меня интересовала цифра. Что-то нашел я и в журнале "Электронное Хобби". Вот, набрался основ, а потом стал сам сочинять, и экспериментировать. Интересно было додумывать схемы самому, получать звуки из цифровых схем.
А аналоговый генератор случайных цифр, автоарпеджиатор - это мои личные разработки. Даже "фазу" - эффект цифрового хоруса я придумал оригинальную, много всего можно рассказать - книги не хватит, я ж этим лет десять занимался каждый день. Автопортаменто придумал сам. А через год его японцы изобрели. Хотелось сделать многое, но база элементная была слабая. Вот микросхемы... 155-я серия... прожорливая..., трансы большие, тяжёлые, грелись...

  

S.L.: Между прочим, вот я слышу, что многие синтезаторные звуки там звучат, как скрипка. Это скрипичное образование сказывалось ведь, то же введение портаменто без него бы может и в голову не пришло?

В.Ч.: Конечно. К теории музыки приходилось изучать и психоакустику.

S.L.: Какие-то изобретения были запатентованы потом?

В.Ч.: Нет, на это времени не было. Я и так спал мало - паялки, разработки, репетиции, сочинения музыки, а еще семья и работа, не до патентований было. Да и не это главное, главное - музыка.
А после того, как нас показали в передаче "До 16-ти и старше", мы эти схемы рассылали во все уголки СССР. У меня осталась очень плохого качества видеозапись интервью с нами, в этой передаче мы как раз кратко рассказываем обо всём и показываем наши инструменты.

  

S.L.: Замечательно. А как же развивались дела в группе далее, после выхода альбома, участия в телепередачах, пластинки в "Кругозоре", то есть как бы обретения в какой-то мере популярности?

В.Ч.: Далее мы писали музыку для театральных постановок, озвучивали какие-то фильмы, это уже в основном была инструменталка. Всё это мы делали бесплатно, разумеется. Мы никогда не были профессионалами в музыке, и не хотели идти на эстраду, я и Борсук были физиками и нам это нравилось, а вот например Иванов рвался на сцену и в конце концов ушёл, и еще несколько человек ушли туда.
Композитору Габели мы помогли пару фильмов озвучить. Музыка была его, а исполняли мы. Звучали мы там по-другому - он достал професиональные синтезаторы.

S.L.: А что это за фильмы? Художественные? По ТВ шли? Когда?

В.Ч.: Телевизионные. Как-то незаметно прошли. Один, помню, назывался "Приговор". Мне больше понравилось работать над телеспектаклем "Гибель Поэта" про Лорку - там моя музыка была.
Ещё позже наша инструментальная музыка звучала по радио, по ТВ, были интервью на Авторадио, вопросы "где можно купить вашу музыку", в 1999-м, кажется. Но это была уже другая музыка...

S.L.: Когда и как группа распалась?

В.Ч.: В принципе, "развалил" коллектив я, когда решил уехать работать за границу на три года. Ребята без меня разошлись. Когда я приехал, сделал студийную группу, работал директором музстудии при одном рекламном агентстве, писали джинглы рекламные, а потом опять уехал в загранку и опять на три года.
Сначала мы разделились пополам - на выступающую и студийную часть. Мне не хотелось выступать, и я организовал студийную группу. А Витя Григорьев возглавил выступающую часть.
А позже, когда я уехал (в Австрию), всё плавно стекло на ноль, кажется в 1999-м (!!!, S.L.). А до этого я с головой ушёл в студийную работу, много было экспериментов, много написано музыки, что-то дарилось ТВ и радио, что-то так пока и лежит нетронутым. В нашей студийной части был один недостаток - не было вокалистов. Все вокалисты остались в выступающей части, а потом разошлись по разным командам, или бросили музыку, а мы с Борсуком и Мишей Кафиатуллиным только на подпевках могли петь, как солисты мы слабы. Но если честно, то мы не сильно искали вокалистов, а увлеклись инструментальной музыкой.

S.L.: А что, в 90-е годы вы продолжали музыку "дарить на ТВ"? Это же не 80-е уже были, уже всё денег стоило, и если её дарить, то выходит, телевизионщики на этой музыке "за ваш счёт" наживались?


В.Ч.: Знаю, но у меня всегда по отношению к музыке был коммунизм. Я зарабатывал, как инженер, поэтому мог позволить себе дарить. Мы увлекались творчеством. Не успеваешь доделать одно, а тут новая, более интересная мысль, и так далее.
Сейчас пишу музыку один, в своей домашней студии, для себя. Готовлю проект, не знаю, успею ли. Называется "Антивирус для Человека", пишу текст этой фантастики, потом по нему напишу либретто, музыка уже готова. Написано 15 частей, а должно быть около 50-ти. Это будет типа рок-оперы, но не рок-опера. Я задумал, чтобы это было: 1. Рок-опера, 2. Книга, 3. Кино, под одним названием "Антивирус для Человека". Этим сейчас и занят.

S.L.: Что ж, Владимиру мы желаем дальнейших творческих успехов, спасибо за подробную и неповторимую историю уникальной группы ЛКМ "Аэропорт", деятельность которой, как никакой другой, созвучна идеологии нашего сайта - "за непродажное творчество ради творчества". Спасибо и за саму группу и её музыку! А нашим читателям/посетителям мы предлагаем огромный сюрприз! По нашей просьбе Владимир Чеджемов на катушечном "Маяке"собственноручно оцифровал с оригинальной репетиционной, осыпающейся от времени плёнки доселе неиздававшиеся, никогда не слыханные широкой публикой, что называется previously unreleased песни и композиции ЛКМ "Аэропорт" их золотого периода 1984-го года, не включённые тогда в ставший каноническим вариант "неальбомного" альбома. Это ещё не всё сохранившееся творческое наследие "Аэропорта", но уже этого материала хватает на второй альбом, который оформляется в единое целое прямо здесь и прямо сейчас:


Лаборатория Компьютерной Музыки "Аэропорт" '1984 (декабрь 2006) "Из неизданного - ч. 1"



01 - Окружающая среда.mp3                           
02 - Галерея.mp3                                    
03 - Вопросы (другой вариант).mp3                                    
04 - Календарь.mp3                                  
05 - Адская машина.mp3                              
06 - Тема Людвига.mp3                               
07 - Хобби (другой вариант).mp3                                      
08 - Мелодия.mp3                                    
09 - Жизнь - широкая река.mp3                       
10 - Эхо.mp3    
11 - Время добрых дел.mp3                                    
    12 - bonus 1985 - Тема для телеспектакля ''Приговор''.mp3

mp3 160 kbit\s


И ещё постновогодний бонус - о своих днях в "Аэропорте" нам рассказывает А. Иванов:

В группу "Аэропорт" я был приглашен в 1983 г. Альбом назывался "Лавка дядюшки Сэма", в котором я принимал непосредственное участие, как солист группы и автор песни "Силуэт". Это был двойной студийный альбом, который записывался на студии В. Чеджемова, руководителя коллектива и инженера всех компьютеров и клавиш, которые он сам разрабатывал и паял. Группа существовала лет 5-6, а моё участие в "Аэропорте" носило стихийный характер, немногим более 10-20 концертов и записи 2-х альбомов, которые включали в себя песни:
- Дисплей
- Деление на ноль
- Хобби
- Лавка дядюшки Сэма
- Силуэт
- Вопросы
- Время добрых дел
- Галерея и др.
Мне не была близка идея электронной музыки и, объяснив коллегам свою позицию, я создал новый коллектив под названием "Кратер".
Т.к. ребята были студентами различных ВУЗов, работа в "Аэропорте" носила самодеятельный характер. Думаю, что именно по этой причине коллектив не просуществовал долго, хотя лично для меня эти годы были наверное самые светлые и очень тёплые потому, что тогда все начиналось.


Sierra-Leone, с вами.





Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments